Презумпция невиновности ее понятие и особенности

Как известно принципы уголовного процесса России составляют наиболее общие начала, на которых основывается уголовное судопроизводство в современной России. Среди принципов уголовного процесса есть ряд принципов, которые наиболее ярко раскрывают  и позволяют изменить демократичность и гуманизм системы уголовного судопроизводства, к данным принципам, прежде всего, относится принцип презумпции невиновности.

Особое место принципа презумпции невиновности заключается в том, что он служит гарантией от необоснованного осуждения лица. Согласно этому принципу обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении конкретного преступления не будет доказана в предусмотренном действующим Уголовно-процессуальным кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ). Именно суду и только суду,  как независимому и самостоятельному органу судебной власти государство доверяет полномочие признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию не иначе как своим приговором, вынесенным в порядке, установленном УПК РФ. Это признание осуществляется в результате совершения правосудия в условиях гласности, устности, состязательности.

Таким образом, исследование места и роли, а также содержания принципа презумпции невиновности является актуальным для исследования в рамках учебных работ.

Принцип презумпции невиновности основан на уважении неприкосновенности личности. Он означает, что обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49 Конституции РФ[1] и ст. 14 УПК РФ[2]). Это положение Конституции РФ является процессуальной основой права обвиняемого на защиту и определяет начала его участия в процессе доказывания.

Нарушение права подозреваемого на защиту всегда связано с нарушением принципа презумпции невиновности, с отождествлением обвиняемого с виновным. Мы солидарны с утверждением о том, что «право обвиняемого на защиту реально лишь в условиях такой уголовно-процессуальной системы, которая признает презумпцию невиновности, и наоборот, исторически доказано, что непризнание презумпции невиновности неизбежно связано с отрицанием права на защиту»[3].

Признание социальной ценности презумпции невиновности должно быть естественным для правосознания профессиональных участников процесса. Обвиняемый имеет право на объективное и гуманное отношение к себе, и отношение к нему судей, прокурора, следователя, адвоката должно быть в высшей степени тактичным, исключающим какое-либо высокомерие, раздражение и озлобление[4].

Значение данного принципа особо было отмечено в Заключительном акте Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе закреплением обязательства выполнять международные пакты о правах человека и действовать в соответствии с целями и принципами Всеобщей декларации прав человека 1948 г., которая в ст. 11 провозглашает: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты».[5]

В российской юридической науке условно можно выделить две точки зрения на презумпцию невиновности. Сторонники одной из них (С.А. Голунский, М.А. Чельцов, К.А. Мокичев, Е.Г. Мартынчик и др.) отрицали само существование презумпции невиновности, а их противники справедливо отмечали, что никогда нельзя считать установленным то, что еще не доказано[6]. Но и в рядах последних не было единства. Споры вызывали вопросы признания презумпции невиновности общим или отраслевым (уголовно-процессуальным) принципом, действия презумпции на различных стадиях процесса. Дискуссионными являются и вопросы пределов действия презумпции невиновности и соотношения презумпции невиновности с гарантиями прав участников уголовного судопроизводства. Тем не менее не вызывает сомнения, что презумпция невиновности распространяется на все виды ответственности, в силу общеправового характера этого принципа.

Общеправовой характер принципа презумпции невиновности объясняет ее распространение на все «процессуальные отношения, будь то дисциплинарное или административное расследование, ведь по существу она означает, что прежде чем налагать какое-либо взыскание за правонарушение, надо доказать, что оно совершено именно этим лицом»[7].

Решения о невиновности лица и его уголовном наказании, хотя и принимаются исключительно в сфере уголовного судопроизводства, но вопросы о виновности, как уже было отмечено, возникают и имеют существенное значение при рассмотрении не только уголовных, но гражданских и других категорий дел. Подчеркнем, что ограничение действия конституционного принципа презумпции невиновности и распространение его содержания лишь на уголовный процесс, а в самом процессе — только на судебные стадии, вряд ли соответствуют задаче защиты прав и охраняемых законом интересов личности в демократическом обществе.

В досудебных стадиях уголовного судопроизводства и на судебном следствии виновность обвиняемого подлежит доказыванию. Обязанность по выявлению оправдывающих обвиняемого обстоятельств, разрешению ходатайств и жалоб призвана подчеркнуть тот факт, что истина еще не установлена судом, а виновность обвиняемого не доказана. Перспектива исследования судом всех материалов дела должна повышать эффективность работы органов следствия и дознания, качество работы судей, которое соответственно проверяется наличием в законе процедур обжалования принятых судебных актов в вышестоящих судебных инстанциях.

Принимая решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, решая вопрос о применении меры пресечения, составляя обвинительное заключение, следователь выражает свое мнение о виновности обвиняемого. Такой же вывод делает прокурор при утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд. Но мнение следователя и прокурора, хотя и выраженное в процессуальных документах официально, все же носит субъективный характер. С точки зрения закона, установившего судебный порядок проверки обвинительных выводов, обвиняемый еще не есть виновный.

Предположение о виновности — всего лишь версия, подлежащая проверке на определенной стадии процесса. При рассмотрении обвинительной версии суды как первой, так и второй инстанций обязаны руководствоваться презумпцией невиновности.

Положения об осуществлении правосудия только судом и о недопустимости признания человека виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда имеют самостоятельное значение и содержатся в ст. 49 и 118 Конституции PФ.

Проверка компетентным должностным лицом обоснованности приговора, приостановление его исполнения, подача представления в порядке надзора и рассмотрение его судом ставят истинность приговора под сомнение. Во всех случаях обжалования приговора (переквалификация или снижение наказания, обжалование приговора не в пользу обвиняемого и др.) надзорная инстанция обязана проверить производство по делу в полном объеме и в отношении всех осужденных. Представление может быть отозвано или отклонено, и факт его принесения не делает приговор ошибочным, но невозможно объяснить, каким образом лицо, подавшее представление, и суд, считающий осуждение ошибочным, будут исходить из факта виновности осужденного, установленного приговором. Причем при рассмотрении представления, а в ряде случаев и при решении вопроса о его подаче, действие презумпции невиновности с юридической точки зрения неоспоримо. Данные обстоятельства не позволяют согласиться с мнением о необязательности требований презумпции невиновности в стадии надзорного производства.

Конституционное положение о возможности признания лица виновным только по приговору суда связано с вопросом о применении уголовного закона. Причем важно заметить, что применение уголовного закона и квалификация деяния — понятия близкие, но не тождественные. Квалификация деяния относится к ведению органов дознания, следователя, прокурора, суда. Но только суд применяет уголовный закон (если дело не прекращается) и решает вопрос об уголовной ответственности, вынося обвинительный приговор. До этого момента возможно не применение уголовного закона, а лишь обвинение в его нарушении. Безусловно, ссылка на уголовный закон в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого или в обвинительном заключении влечет существенные процессуальные последствия. Но общеобязательным будет вывод суда, а не следователя, так как органом, применяющим уголовный закон, является именно суд. Только в обвинительном приговоре суда находит конкретное отражение право государства на признание лица виновным и назначение ему наказания. Иной подход ведет к отрицанию принципа презумпции невиновности[8].

Гуманность правовой системы страны в значительной степени определяется масштабами и характером применяемых мер процессуального принуждения. В этой связи возникает вопрос: как уголовно-процессуальное принуждение согласуется с презумпцией невиновности? Во многом этот вопрос относится к такой мере процессуального принуждения, как заключение под стражу, так как она сопряжена со значительным и труднокомпенсируемым ограничением прав для обвиняемого, которого закон (до вынесения судом приговора) считает невиновным. Вряд ли можно прибегать к такой мере пресечения лишь по мотиву исключения побега подозреваемого, совершения им преступления и устранения препятствий для установления истины. Необходимо законодательное урегулирование оптимальности мер принуждения, которое определяло бы необходимость избрания именно этой меры пресечения. Опыт подтверждает весьма высокую степень эффективности подписки о невыезде и других мер процессуального принуждения, не связанных с предварительным заключением. Как правило, эти меры обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого и в то же время гораздо меньше, чем заключение под стражу, ограничивают права человека.

Принцип презумпции (предположения о) невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции РФ и впервые воспроизводимый в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, является одним из основополагающих принципов правосудия.

Сущность принципа презумпции невиновности заключается в том, что все граждане предполагаются добропорядочными и могут быть признаны государством виновными в совершении преступления только при наличии установленных законом условий и в результате применения строго определенной процедуры. Следование принципу презумпции невиновности призвано служить гарантией от необоснованного осуждения лица. Согласно этому принципу обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении конкретного преступления не будет доказана в предусмотренном действующим Уголовно-процессуальным кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ).[9]

Именно суду и только суду как независимому и самостоятельному органу судебной власти государство доверяет полномочие признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию не иначе как своим приговором, вынесенным в порядке, установленном УПК РФ. Это признание осуществляется в результате совершения правосудия в условиях гласности, устности, состязательности. До вступления приговора в законную силу суждения о виновности лица не имеют окончательного юридического значения.

Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена виновность лица в совершении преступления.[10]

В итоге можно сказать, что презумпция невиновности вовсе не является выражением субъективного мнения того или другого субъекта уголовно-процессуальной деятельности, она является выраженным в законе объективным правовым положением. Она не запрещает дознавателю, следователю, прокурору изобличать обвиняемого, доказывать его виновность. Но этот общепризнанный принцип запрещает объявлять обвиняемого, каждое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, виновным, поступать с ним как с преступником. Так, Европейский суд по делу Минелли против Швейцарии постановил: «Презумпция невиновности нарушается, если ранее виновность обвиняемого не была доказана по закону и, прежде всего, если он не имел возможности осуществить свои права на защиту…». Этот суд также часто заявлял, что предварительное содержание под стражей не должно использоваться в качестве предварительного наказания (решение по делу Летелье от 26 июня 1991 года, решение по делу Томази от 27 августа 1992 года).

Презумпция невиновности как объективное правовое положение означает, что закон считает лицо, привлеченное к уголовной ответственности, невиновным, пока те, кто считает его виновным, не докажут, что он действительно виновен, и его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда. Анализ ч.1 ст.14 УПК РФ позволяет выделить два неразрывно связанных между собой признака:

1) признак доказанности виновности в предусмотренном УПК РФ порядке и;

2) признак установления виновности вступившим в законную силу приговором суда.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус лица, привлеченного к уголовной ответственности, не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве субъекта. При отсутствии вступившего в законную силу обвинительного приговора суда за лицом, даже если он содержится под стражей, сохраняются трудовые, семейные и иные права и свободы человека и гражданина. Но из этого признания не вытекает, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, до вступления судебного решения в законную силу, в уголовно-процессуальном смысле считается невиновным.

[1] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 29.12.2009) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921

[3] Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе (общие вопросы) // Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. С. 23. См. также: Чангули Г.И. Конституционные принципы уголовного судопроизводства зарубежных социалистических стран. 1981. C. 172.

[4] Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. С. 45.

[5] Быков В.М. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства. Казань, 2008. С. 73- 74

[6] Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве России (Н.И. Газетдинов, «Журнал российского права», N 1, январь 2005 г.)

[7] Там же

[8] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Юридическая литература, 1976. С. 113; Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979. С. 47

[9] Россинский С. Б. Уголовный процесс: Учебник. М.:Эксмо, 2009. c. 37

[10] Уголовный процесс: Учебник для вузов. (под общ. ред. В.И. Радченко) — 2-е изд., перераб. и доп. — «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006 г. с. 27

Оставить комментарий

Select Language