Характеристика взаимоотношений (правовой помощи) ЕС и РФ по уголовным делам

Современная преступность имеет некоторые специфические особенности, которых не было у преступности 100 и даже 50 летней давности. Одной из таких особенностей является глобализации преступности, которая, так же как и экономика и культура глобализируется, что создает известные сложности по выявлению, пресечению и расследованию уголовных преступлений.
Одной из наиболее значимых проблем в исследуемой теме является решение проблемы соотношения государственного суверенитета и обусловленной им государственной юрисдикции с содержанием и рамками межгосударственного сотрудничества в целях противодействия международной преступности. Особое внимание на данную проблему обратили И.И. Лукашук и А.В. Наумов. Они пишут: «Юрисдикция есть проявление государственного суверенитета. Она обозначает сферу действия государственной власти. По действию в пространстве различают территориальную и экстерриториальную юрисдикцию, по характеру власти — законодательную, исполнительную (административную) и судебную, по объему — полную и неполную (ограниченную)» .
Вопросы юрисдикции, в том числе и правовой помощи по уголовным делам, решаются государством в соответствии с международным правом. Общее правило состоит в том, что государство осуществляет полную юрисдикцию в пределах своей территории и ограниченную в пределах отдельных территорий (исключительная экономическая зона и континентальный шельф), а также в отношении своих граждан и организаций за рубежом. Применение к гражданам территориальной и экстратерриториальной юрисдикции осуществляется по-разному. Если в основе территориальной юрисдикции лежит территориальный принцип, который еще называют принципом территориального верховенства, то в основе экстратерриториальной юрисдикции — персональный принцип, в силу которого государство может обязать своих граждан и организации за рубежом соблюдать свои законы.
Правовую основу отношений России и стран Европейского Союза в области оказания правовой помощи по уголовным делам составляют правовые нормы Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Страсбург, 20 апреля 1959 г.), данная конвенция была ратифицирована Российской Федерацией 09 марта 2000 года. Важное место в исследуемых правоотношения занимает и Европейская конвенция о выдаче (Страсбург, 13 декабря 1957 г.)
В соответствии со ст. 1 Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу, в соответствии с положениями настоящей Конвенции, самую широкую правовую помощь на взаимной основе в судопроизводстве в отношении преступлений, наказание за которые на момент просьбы о помощи подпадает под юрисдикцию юридических органов запрашивающей Стороны.
Данная Конвенция не применяется к задержанию, исполнению приговоров, а также к воинским преступлениям, которые не являются таковыми согласно общему уголовному праву.
Важно отметить, что в соответствии с Европейской Конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам, как и в текстах многих других конвенций о борьбе с преступлениями международного характера, возложено на каждого участника обязательство осуществлять свою юрисдикцию по отношению к преступнику по просьбе любого другого государства-участника.
Большинство универсальных конвенций, направленных на пресечение и предупреждение преступлений международного характера, содержат статьи, закрепляющие применение к преступникам своей юрисдикции. Данные положения договоров и конвенций имеют важное значение, заключающееся в том, что они не оставляют места для безнаказанности даже при условии общепризнанного принципа «граждане своего государства не выдаются». Вместе с тем применение норм этих статей осуществляется с учетом ч. 1 ст. 12 УК РФ .
Сегодня многие европейские государства столкнулись с необходимостью преодоления барьеров в такой области, как сотрудничество по уголовно-правовым вопросам, посредством унификации своих законодательств и признания примата норм международного права в этой области.
Эффективность государств и их реакция на преступность во многом зависят от «гармонизации в рамках связанной и согласованной политики в борьбе с преступностью» . Этот процесс, по мнению В.В. Милинчука, наиболее нагляден на примере трансформации подходов к проблемам юрисдикции, гармонизации и модернизации национального и международного правового регулирования материальных и процессуальных аспектов борьбы с преступностью, а также институционализации деятельности транснационального правосудия .
В исследовании, проведенном Европейским комитетом по проблемам преступности, отмечается, что традиционно различные формы сотрудничества по уголовным делам организовались и осуществлялись в соответствии с принципом суверенитета, заключающимся в следующем: государства имеют неоспоримую монополию на использование силы в пределах своей территории; право наказывать является эксклюзивным правом государства; право проводить следствие и осуществлять уголовное преследование в целях судебного разбирательства и наказания виновного также является эксклюзивным правом государства; государства реализует свое право наказывать исключительно в соответствии с их собственными правилами; государства не разделяют с другими государствами право наказывать и соответственно право расследования (уголовного преследования) по тому же самому делу; тем самым территория государства определяет пределы, на которых оно реализует свое право наказывать; право государства наказывать является политическим правом в том смысле, что оно основывается на действиях государства по своему усмотрению — желает или не желает реализовывать свое право при определенных обстоятельствах (и применяет ли государство принцип законности или же целесообразности, т.е. обязательным или же дискреционным является уголовное преследование).
Исходя из вышеуказанного, следует согласиться с мнением В.В. Милинчука, который считает, «что подобный суверенитет является абсолютным барьером для трансграничного правосудия, в то время как трансграничная преступность не обременена ни временем, ни тем более государственными границами. Конфликт между ничем не ограниченным государственным суверенитетом, задачами и методами международного сотрудничества по уголовным делам наиболее наглядно проявляется в решении вопросов юрисдикции, которую считают внутренним атрибутом суверенитета» .
В заключение хочется сказать, что в Российской Федерации хотя и медленно, но все же происходят изменения, направленные на преодоление барьеров межгосударственного и межведомственного сотрудничества по борьбе с преступностью, и в частности по исполнению поручений правовой помощи по уголовным делам между Российской Федерацией и странами Европейского Союза.