Билль о правах, 1689 г.

Билль о правах, 1689 г.

Билль принят после передачи в 1688 г. престола Англии от Якова II Стюарта к Вильгельму и Марии Оранским. Он юридически оформляет итоги этой «славной революции» и является одним из важнейших актов страны, устанавливающих в ней конституционную монархию.

Принимая во внимание, что духовные и светские лорды и общины, собравшиеся в Вестминстере и представляющие законно, полно и свободно все состояния народа этого королевства, в тринадцатый день февраля в году от рождества господа нашего тысяча шестьсот восемьдесят восьмом, представили их величествам, тогда называвшимся и известным под именем и титулом Вильгельма и Марии, принца и принцессы Оранских, присутствовавшим там собственной особой, письменное заявление, составленное упомянутыми лордами и общинами в нижеследующих словах:
Так как последний король Иаков II, при содействии различных злоумышленных советников, судей и чиновников, со-стоявших у него на службе, пытался ниспровергнуть и искоренить протестантскую веру и законы и вольности этого королевства,
1) присваивая себе и применяя власть освобождать от действия законов и приостанавливать законы и исполнение их, без согласия парламента,
2) заключая под стражу и преследуя некоторых достойных прелатов за всеподданнейшее ходатайство об освобождении их от участия в осуществлении этой присвоенной им власти,
3) издавая и приказывая привести в исполнение предписание за большой печатью об учреждении суда, называемого судом комиссаров по церковным делам,
4) взимая сборы в пользу и в распоряжение короны, в силу якобы прерогативы, за иное время и иным порядком, чем было установлено парламентом,
5) набирая и содержа в пределах этого королевства в мирное время постоянную армию без согласия парламента и размещая солдат на постой противно закону,
6) запрещая своим добрым подданным протестантского исповедания носить оружие в то время, как паписты были вооружены и состояли на службе вопреки закону,
7) нарушая свободу выборов членов парламента,
8) разбирая в суде королевской скамьи дела и тяжбы, подлежащие исключительному ведению парламента, и приме-няя разные иные произвольные и незаконные формы судопроизводства,
9) и так как в последние годы в списки присяжных по уголовным делам вносились пристрастные, подкупные и не удовлетворяющие надлежащим условиям лица, и, в частности, по делам об измене – лица, которые не были свободными землевладельцами,
10) и от лиц, задерживаемых по уголовным делам, были требуемы чрезмерные залоги, в обход законов, изданных для обеспечения свободы подданных,
11) и были налагаемы чрезмерные штрафы, а также незаконные и жестокие наказания,
12) и были производимы пожалования и обещания пожалований из штрафов и конфискаций до произнесения приго-вора над лицами, которые должны были им подвергнуться, –
Каковые действия безусловно и прямо противны общеизвестным законам и статутам и свободе этого королевства, –
и так как, ввиду отречения упомянутого короля Иакова II от правления и последовавшей отсюда незамещенности престола, его высочество принц Оранский (которого всемогущему богу угодно было сделать достославным орудием освобождения этого королевства от папизма и произвольной власти) приказал (по совету духовных и светских лордов и некоторых значительных лиц из общин) написать призывные грамоты духовным и светским лордам протестантского исповедания и другие грамоты различным графствам, городам, университетам, местечкам и пяти портам об избрании ими правоспособных представителей в парламент, имевший собраться и заседать в Вестминстере в двадцать второй день января тысяча шестьсот восемьдесят восьмого года, для принятия мер, чтобы их вера, законы и вольности впредь не подвергались опасности ниспровержения, – и так как на основании этих грамот выборы были произведены соответственным образом, –
и посему названные духовные и светские лорды и общины, в силу упомянутых грамот и выборов, собравшиеся ныне в качестве полного и свободного представительства этого народа, по зрелом обсуждении наилучших средств для достижения вышесказанных целей, прежде всего (как делали, обыкновенно, в подобных случаях их предки) заявляют, для восстановления и подтверждения своих древних прав и вольностей, нижеследующее.
1. Что притязания на власть приостанавливать законы или исполнение законов королевским повелением, без согла-сия парламента, незаконны.
2. Что притязания на власть изъятия от законов или исполнения законов королевским поведением так, как эта власть присваивалась и применялась в недавнее время, незаконны.
3. Что учреждение суда комиссаров по церковным делам и всякие другие учреждения и суды подобного рода неза-конны и пагубны.
4. Что взимание сборов в пользу и в распоряжение короны, в силу якобы прерогативы, без согласия парламента или за более долгое время или иным порядком, чем установлено парламентом, незаконно.
5. Что обращаться с ходатайствами к королю составляет право подданных, и всякое задержание и преследование за такие ходатайства незаконно.
6. Что набор или содержание постоянного войска в пределах королевства в мирное время, иначе как с согласия пар-ламента, противно закону.
7. Что подданные протестантского исповедания могут носить оружие, соответствующее их положению, и так, как дозволено законом.
8. Что выборы членов парламента должны быть свободны.
9. Что свобода слова, прений и всего того, что происходит в парламенте, не может подать повода к преследованию или быть предметом рассмотрения в каком-либо суде или месте, кроме парламента.
10. Что не допускается требование чрезмерных залогов, ни наложение чрезмерных штрафов или жестоких и необы-чайных наказаний.
11. Что присяжные должны быть вносимы в списки и призываемы к очереди надлежащим порядком, и присяжные, решающие судьбу человека в делах об измене, должны быть свободными землевладельцами.
12. Что всякие пожалования и обещания из сумм, ожидаемых от штрафов и конфискации до осуждения, незаконны и недействительны.
13. И что для пресечения всяких злоупотреблений и для улучшения, укрепления и охранения законов парламент должен быть созываем достаточно часто.
I. И они признают за собою, требуют и настаивают на всех этих пунктах и на каждом из них в отдельности, как на своих несомненных правах и вольностях; и утверждают, что никакие заявления, приговоры, поступки или действия, состояв-шиеся в ущерб народу в каком-либо из означенных пунктов, не могут никоим образом иметь последствия для будущего или служить впредь примерами. К такому требованию своих прав как к единственному средству достигнуть полного исправления и устранения вышеозначенных зол они в особенности получили поощрение заявлением его высочества принца Оранского. Имея, вследствие этого, полную уверенность, что его высочество принц Оранский довершит дело освобождения, столь далеко уже подвинувшееся, благодаря ему, и обеспечит их против нарушения их прав, которые они здесь удостоверили, и от всяких иных посягательств на их веру, права и вольности.
II. Названные духовные и светские лорды и общины, собравшиеся в Вестминстере, постановляют, что Вильгельм и Мария, принц и принцесса Оранские, признаются и объявляются королем и королевой Англии, Франции и Ирландии и при-надлежащих им владений, так, чтобы корона и королевский сан означенных королевств и владений принадлежали пожизненно упомянутым принцу и принцессе и тому из них, кто переживет другого; и чтобы в течение совместной жизни названных принца и принцессы исключительное и полное осуществление королевской власти принадлежало только упомянутому принцу Оранскому и производилось им от имени их обоих; по кончине же их обоих корона и королевский сан означенных королевств и владений должны перейти к нисходящим наследникам названной принцессы, а за отсутствием такового потомства к принцессе Анне Датской и ее нисходящим наследникам вышепоименованного принца Оранского. И духовные и светские лорды и общины просят названных принца и принцессу принять престол на указанных выше условиях.
III. И постановляют, что вместо прежней присяги подданичества и подчинения, которая отменяется, всеми лицами, от кого таковая требовалась по закону, должна быть приносима нижеследующая присяга: «Я, А. Б., чистосердечно обещаюсь и клянусь, что буду нелицемерно и верно состоять подданным их величествам королю Вильгельму и королеве Марии. Так да поможет мне бог. Я, А. Б., клянусь, что от всего сердца своего отвергаю, ненавижу и проклинаю, как нечестивое и еретическое, то предосудительное учение и положение, что государи, отлученные или осужденные папой или какой-либо властью римского престола, могут быть низлагаемы или убиваемы своими подданными или подвергаемы чему-либо подобному. И объявляю, что никакой иностранный государь, владетель, прелат, никакое иностранное лицо или государство, не имеет и не может иметь юрисдикции, полномочий, верховенства, первенства или власти церковной или духовной, в пределах этого королевства. Так да поможет мне бог».
IV. После чего их величества приняли корону и королевский сан королевств Англии, Франции и Ирландии и принад-лежащих им владений, согласно решению и желанию означенных лордов и общин, высказанному в вышеприведенном заяв-лении.
V. И засим их величества соизволили, чтобы означенные духовные и светские лорды и общины, составляющие две палаты парламента, продолжали заседать и, совместно с их королевскими величествами, приняли действительные меры для утверждения веры, законов и вольностей этого королевства, так, чтобы они на будущее время не подвергались снова опасности ниспровержения. На что означенные духовные и светские лорды и общины изъявили согласие и приступили к делу согласно вышесказанному.
VI. Ныне, на основании вышеизложенного, духовные и светские лорды и общины, заседающие в парламенте, для того чтобы подтвердить, утвердить и установить означенное заявление и содержащиеся в нем статьи, условия, положения и пункты силою закона, изданного в надлежащей форме парламентом, просят, чтобы было объявлено и узаконено, что все подтверждаемые и требуемые в означенном заявлении права и вольности, в их совокупности и в отдельности, составляют достоверные, исконные и несомненные права и вольности народа этого королевства и как таковые должны быть почитаемы, признаваемы, присуждаемы, рассматриваемы и понимаемы, и что все вышеприведенные статьи должны быть строго и неуклонно исполняемы и соблюдаемы так, как они изложены в означенном заявлении; и все должностные лица и чиновники должны впредь служить всегда их величествам и их преемникам согласно сказанному.
VII. И названные духовные и светские лорды и общины, принимая в соображение, что всемогущему богу, в его дан-ном промысле и милосердной благости к этому народу, угодно было, к великому счастью, избрать и охранить царственные особы их величества, для царствования над ними на престоле их предков, и воссылая ему за то из глубины сердец своих почтительные благодарения и хваления, достоверно, твердо, несомненно и чистосердечно полагают, и посему признают, удостоверяют и объявляют, что ввиду отречения короля Иакова II от правления и принятия их величествами вышеозначенной короны и королевского сана, упомянутые их величества стали, были, пребывают и по праву должны быть, в силу законов этого королевства, нашими державными властителями, государем и государыней, королем и королевой Англии, Франции и Ирландии и принадлежащих им владений, и что королевский сан, корона и достоинство названных королевств со всеми относящимися и связанными с ними почестями, званиями, титулами, регалиями, прерогативами, полномочиями, юрисдикциями и властями, самым полным, законным и безраздельным образом заключаются и воплощаются, сосредоточиваются и соединяются в их царственных особах.
VIII. И для предупреждения всяких сомнений и несогласий в этом королевстве, по поводу каких-либо предполагае-мых прав на корону, и для предохранения определенности в престолонаследии, от которой, с помощью божьей, всецело зависит единство, мир и безопасность этого народа, – названные духовные и светские лорды и общины умоляют их величества, чтобы было узаконено, установлено и объявлено, что корона и королевская власть означенных королевств и владений, со всем сюда относящимся и принадлежащим, должны находиться и пребывать в обладании их величества и того из них, кто переживет другого, пожизненно. И что безраздельное, полное и совершенное осуществление королевской ;власти и правления должно принадлежать только его величеству и производиться им от имени обоих их величеств, в течение их совместной жизни, а после кончины их, означенная корона со всем к ней принадлежащим должна находиться и пребывать в обладании нисходящих наследников ее величества, – за отсутствием же такового потомства перейти к ее королевскому высочеству принцессе Анне Датской и ее нисходящим наследникам, а за отсутствием такого потомства, к нисходящим наследникам его величества: и такому порядку названные духовные и светские лорды и общины, от имени всего вышеупомянутого народа, всепокорно и нелицемерно подчиняются за себя, своих наследников и потомков и добросовестно обещают, что будут отстаивать, поддерживать и защищать их величества, а равно указанное и изложенное здесь ограничение преемства короны, по мере всех сил своих, не щадя жизни и состояния, против всяких лиц, которые предпримут что-либо сему противное.
IX. И так как опытом показано, что с безопасностью и благосостоянием этого протестантского королевства несо-вместимо правление папистского государя или короля или королевы, состоящих браке с папистом или паписткой, названные духовные и светские лорды и общины просят также, чтобы было узаконено, что всякое лицо, которое примирилось или примирится, или будет поддерживать общение с римским престолом или церковью, или будет исповедовать папистскую веру, или вступит в брак с папистом или паписткой, должно быть устранено и быть навсегда неспособно наследовать, обладать и пользоваться короной и правлением этого королевства и Ирландии и принадлежащих им владений или какой-либо части их, или иметь, отправлять или осуществлять какое-либо королевское право, власть или юрисдикцию в пределах их; и во всех таких случаях народ этих королевств, в силу этого, освобождается от подданнической присяги; и указанная корона и правление переходят в обладание и пользование того лица протестантского исповедания, которое должно было бы наследовать их в случае, если бы лицо, устраненное от престолонаследия по вышесказанным причинам, умерло естественным образом.
X. И что каждый король и королева, которые в какое-либо время, впоследствии, наследуют царскую корону этого королевства, – в первый день собрания первого парламента после вступления на престол, восседая на своем троне в палате лордов, в присутствии собранных там лордов и общин, или во время своего коронования, при принесении коронационной присяги (которая должна состояться прежде), перед тем лицом или лицами, которые будут свидетелями означенной прися-ги, должны составить, подписать и прочитать вслух заявление, упомянутое в статуте, изданном на тринадцатом году царствования короля Карла II и озаглавленном «Акт для более действительного предохранения особы и власти короля посредством лишения папистов права заседать в той или другой палате парламента». А если бы случилось, что король или королева, по наследовании короны этого королевства, имели менее двенадцати лет от роду, тогда такой король или королева должны составить, подписать и прочитать вслух сказанное заявление при короновании или в первый день собрания первого парламента по достижении этим королем или королевой двенадцатилетнего возраста.
XI. И их величества соизволили, чтобы все эти положения были объявлены, узаконены и установлены властью на-стоящего парламента и действовали, сохраняли силу и пребывали законом этого королевства на вечные времена, вследствие чего они объявляются, узаконяются и устанавливаются их величествами по совету и с согласия духовных и светских лордов и общин, заседающих в парламенте, и властью этого .последнего.
XII. И далее объявляется и узаконяется указанной выше властью, что, начиная с настоящей сессии парламента, никакое изъятие по non obstante [«несмотря на»] от какого-либо статута или части его не может быть даровано, но таковые почитаются ничтожными и недействительными, исключая те случаи, когда подобное изъятие -будет допущено в этом самом статуте или особо предусмотрено одним или несколькими биллями, прошедшими в настоящей сессии парламента.
ХШ. И постановляется, что никакая хартия, пожалование или помилование, дарованное до двадцать третьего дня октября тысяча шестьсот восемьдесят девятого года, «не .может быть каким-либо образом ограничено или обессилено настоящим актом, но таковые должны иметь и сохранять точно такую же силу и действие, как если бы этот акт совсем не был издан.

Оставить комментарий

Select Language